Вестерос: Харренхольский турнир

Объявление


На проект разыскивается Гейм-Мастер.

Дорогие гости и игроки, мы приветствуем вас на проекте "Вестерос: Харренхольский турнир", по мотивам фэнтезийной саги Дж. Мартина "Песнь Льда и Пламени". Рейтинг игры NC-17
Игра началась!

6-й месяц 282 года Гонцы и вороны во все концы Вестероса несут весть об объявлении турнира в Харренхолле.
Год 282 от В. Э.
Еще не пришла в мир Дейенерис Бурерожденная, известная как Матерь Драконов, на далеком Севере Черные Братья исправно несут свой дозор, сохранив в памяти легенды о чудовищных Иных, а наш взор обращен к легендарному турниру в Харренхолле и его печальному концу.

В розыске дом Уэнт!
Так же разыскиваются: Мейс Тирелл, Рейла Таргариен, Джейме Ланнистер, Дженна Ланнистер, Кейтилин Талли, Янна Тирелл, Алерия Хайтауэр, Рикард Старк, Эддард Старк, Джон Аррен, Элберт Аррен

Администраторы
Лианна Старк
Оленна Тирелл

Модераторы
Рейгар Таргариен
Петир Бейлиш



Тронный зал - Рейгар Таргариен
Покои - Элия Мартелл/Ровена Аллирион
Гостиная кронпринцессы - Элия Мартелл
Казармы - Гейм-Мастер

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вестерос: Харренхольский турнир » Публичные места » Королевская Гавань: Красный Замок, Тронный Зал 06.06.281 12:00


Королевская Гавань: Красный Замок, Тронный Зал 06.06.281 12:00

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Данные

Внешний вид: длинное платье из зеленого бархата с золотисто-желтой аппликацией в виде розы на корсаже и отдельными золотистыми деталями, широкий пояс из того же материала, расписанный золотыми розами, на плече брошь в виде золотой розы. Волосы убраны под золотистую сетку украшенную изумрудами, на руке тонкое золотое кольцо, на ногах ботиночки из мягкой кожи.
Настроение: настороженное
С собой: ничего

Столица семи королевств ничуть не изменилась за прошедшие года, не изменились люди ее населявшие. На улицах, по прежнему, стоял гам, свойственный рабочему утру, одни громко разглагольствовали о своих достоинствах или достоинствах своего товара, другие громко спорили, третьи разглядывали проезжавший мимо экипаж, угадывая гербы на нем и сопровождающих повозках.
Леди Оленна вовсе и не ждала перемен снаружи, но знала, что внутри столица семи королевств изменилась до неузнаваемости, не на улицах, не в подворотнях и мастерских, а в самом своем сердце - Красном Замке, величественном сооружении выстроенным некогда по приказу Мейгора Жестокого Таргариена, сына величайших воителей своей эпохи - Эйгона Завоевателя и его сестры и супруги Висеньи Таргариен. И если бы самой Леди Тирелл не было известно о постигшем Вестерос горе, то она непременно бы убедилась в этом, вступив на порог замка.
Королева Рейла Таргариен была столь любезна, что пригласила особу, к которой некогда испытывала дружеские чувства в столицу, и пусть королеве и леди простора удалось вновь и сразу найти общий язык, Рейла была уже не той кроткой и нежной кронпринцессой каковой являлась годы назад, а Оленна не бойкой амбициозной девицей, жаждущей подмять под себя то, что ей причиталось законом. Годы не пожалели обеих и, пожалуй, Рейле не повезло больше.
Старые подруги встретились достаточно сердечно, более того, любезность королевы воистину не знала границ и потому, леди Тирелл была любезно избавлена от общества дочери и невестки, которые отправились на прогулку в компании Ее Величества и ее шестилетнего сына. Но с церемониями не было покончено, для Оленны, тем временем, все только начиналось.
Церемонии, церемонии, а дворцовый церемониал предполагал личную аудиенцию у Его Величества супруги правящего лорда Простора, но интуиция подсказывала женщине, что эта любезность едва ли будет приятной для обеих сторон, Но поскольку Эйрис Таргариен, стараниями своей супруги, или же - сына, изволил дать согласие на аудиенцию, у Оленны не было возможности отказаться, но в глубине души леди Тирелл радовалась что дочери и невестки с ней не будет, не стоило волновать их юные умы не видом Короля Вестероса, ни его возможными речами. Возможно, королева считала так же, и тогда это объясняло ее приглашение.
Солнечный свет заливал зал ожиданий, играя тысячей  бликов на каменных стенах, и казалось, что он был единственным живым в этом помещении, часовые застыли в безмолвии, и в покоях царствовала тишина.
Распахнувшаяся дверь в тронный зал заставила леди Тирелл вздрогнуть, а сквозняк просвистеть по каменным полам и унестись далеко-далеко.
Тронный зал был пуст, не считая караула, здесь присутствовал лишь Безумный король и прекрасный юноша лет двадцати. Платиновые волосы и лиловые глаза выдавали в нем Таргариена, а Оленна узнала в нем Рейгара, того самого, которого помнила совсем ребенком, тогда он был не старше принца Визериса. Задумчивость и спокойствие во взгляде делила его похожим на мать.
Да будут благословенны боги, пославшие семи королевствам сего наследника.
Не пощадили годы и Эйриса, худой, с длинными поседевшими платиновыми волосами и безумными поблекшими глазами он воистину был ужасен, от того величественного кронпринца и несостоявшегося супруга леди Оленны не осталось и следа.
Подойдя к трону и переведя взгляд с Рейгара на короля, женщина поклонилась.

0

2

Это слушать

Организационное

Внешний вид: привычный длинный камзол чёрного цвета, расшитый красной шёлковой нитью, чёрные брюки, заправленные в высокие сапоги. На голове – корона Эйгона Недостойного. Волосы спутаны меньше обычного.
Настроение: раздражённое.
С собой: сын.

Эйрис сидел на троне в позе невероятно уставшего человека: рука, согнутая в локте, поддерживала голову, другая – вольно лежала на так называемом подлокотнике трона. «Так называемом» - потому, что король назвать это противное чудище троном не мог. В последнее время он всё чаще подумывал, не выбросить ли ему эту железную дрянь куда подальше – но потом вспоминал, что его предок был бы недоволен. Но, может, так получится разбудить спящего дракона?..

Рейла, мнится, рассказывала ему за завтраком о своей гостье. На кой ляд эта женщина приехала в столицу – Эйрис в упор не желал понимать. Но сестра и жена была… непривычно радостна. Это её состояние даже на долгих несколько часов заставило отойти на второй план отчаянное безумие, чем порядком удивило и самого Эйриса, и его жену. Король даже пообщался с Визерисом – хотя о чём можно говорить в шестилетним ребёнком? Или семилетним? Эйрис не помнил. Или не знал? Как бы там ни было – Таргариен сегодня впервые заметил, что годы оставили свой отпечаток только на глазах сестры – они не блестели боле, как два аметиста, но никак не сказались на её внешности. Женщины Таргагиенов всегда славились тем, что умудрялись сохранять цветущий вид до зрелых и даже преклонных лет, но Рейла, по мнению Эйриса, преуспела в этом больше остальных.
Или это ему так показалось?..

Итак, гостья. Эйрис нетерпеливо барабанил пальцами левой руки по «подлокотнику» трона – двухдюймовые ногти с громким царапаньем скользили по гладком металлу. Тирелл. Зачем эта женщина явилась в Королевскую Гавань? Зачем ей аудиенция? Эйрис не помнил, кто именно уговорил его на этот шаг – но, скорее всего, Рейла, всегда тонко чувствовавшая его состояние. Вот, вестимо, и сегодня она уловила момент, когда муж был благодушен, как сенбернар, и сплела косу хитрости.

Эйрис задумался: он не был зол на сестру. Более того – какая-то его часть восхищалась смелостью и дерзостью его жены. В порыве веселья и чего-то, что король классифицировал как простое собственничество, Таргариен решил, что пора уже подарить Рейле какой-то подарок. Мнится, она когда-то очень любила пекторали.

Из раздумий Эйриса вывело какое-то движение. Он сфокусировал взгляд на присевшей в поклоне женщине и с удивлением констатировал, что совершенно пропустил тот момент, как она вошла в Тронный зал.

Таргариен совершенно не изменил своей позы – только протянул ногтём указательного пальца по металлу подлокотника. Протяжный противный звук, наверное, означал его приветствие.

0

3

Данные

Внешний вид: Черный камзол и брюки того же цвета. В прорезях костюма видна красная рубашка, красный плащ.
Настроение: настороженное
С собой: ничего

Сегодняшнее утро было обычным. Ничто не предвещало каких бы то ни было проблем и переживаний. Напротив, отец был сегодня невероятно весел, и даже позволил себе некую нежность по отношению к матери, что не могло не вызвать улыбку на лице Рейегара. Подобные проблески случались крайне редко, и молодой принц не мог не знать насколько они приятны его матери. Король даже обмолвился с Визерисом. Правда не долго. Рейгар даже сейчас стоя в зале отчетливо слышал детский голос своего брата. Звонкий и инфантильно -  детский. Визерис... Рейгар любил его. Любил  любовью, даже не братской, а отеческой, так как когда мальчик появился на свет, Рейгар был уже семнадцатилетним,  а у короля все чаще случались приступы безумия, так что принц учил брата всему что знал сам. И это занятие так неожиданно увлекло его, что Рейгар и не заметил, как привязался к Визерису. Но зато уже в шесть лет  Визерис вселял в брата подозрения, что гены не были к нему лояльны, и возможно, он унаследует безумие отца. Порой Визерис, слишком развитый для своих лет, совершал поступки или говорил достаточно странные, пугающие вещи. Король не особо интересовался младшим сыном, а Рейегар, как старший брат, всеми возможными силами, пытался свести это общение на нет. Он боялся его. Боялся, что брат увидит или услышит что - либо лишнее. И возможно увидеть он бы и не смог, по крайней мере пока, а вот не услышать было крайне затруднительно. Минимум раз в три дня кто - то сгорал заживо прямо в  тронном зале или в другом месте, в общем там, где заблагорассудится королю. Рейгару казалось, что запах гари и горелой человеческой плоти преследует его и сейчас. Хотя,  в данный момент не было ни малейших предпосылок для этого. Его король - отец казался неожиданно уставше - спокойным. Да и его внешний вид вселял в принца тень надежды. Правда лишь тень, так как Рейгар прекрасно понимал, что настроение отца меняется ежеминутно. Он надеялся, что визит леди Тирел пройдет спокойно. Несмотря на то, что он видел эту женщину достаточно давно, он не мог не испытывать к ней уважения, к тому же она была давней подругой его матери и была ей дорога. Так же принц понимал, что в нынешней ситуации Тирелы могут стать поддержкой для дома Таргариенов в случае нужды. Они, Мартеллы и еще несколько домов, смогли бы прийти на помощь в особо нужный момент. Рассчитывать же на Ланнистер он не мог. Рейгар прекрасно чувствовал людей. И прекрасно понимал, что Тайвин Ланнистер - лорд Кастерли рок и бывший десница его отца верен дому Таргариенов, ровно до тех пор, пока за Таргариенами сила. И Дело не в трусости Лорда Тайвина, а в личных обидах, которых было не мало. Сначала отказ от помолвки дочери сэра Тайвина Серсеи с ним(Рейгаром), а затем и  приказ сэру Джейме надеть белое. Дабы, хоть как- то сгладить ситуацию, принц попросил своего лучшего друга и капитана королевской гвардии сэра Эртура Дейна взять Джейме Ланнистера под свою опеку. Принц понимал, что так или иначе раздор с самым богатым, и посему и могущественным, после королевского кланом просто не выгоден Таргариенам. А беду Рейгар предчувствовал. И при том она надвигалась. Была практически в воздухе. О себе он не думал. Его волновала его семья. Безумный, будем называть вещи своими именами отец,  подвластная ему мать, слабый брат. Ну и наконец собственная семья Рейгара. Его жена Элия и маленькая дочь Рэнис. Их он оберегал особо, и малейшее поползновение, малейший слух, просочившийся через щель их с Элией спальни, заставлял его выходить из себя, а сдерживать дракона зачастую было слишком тяжело. Но больше всего он боялся дать ему волю. Увидев вошедшую леди Тирел, принц легко и изящно ей поклонился. Отец же совершенно не изменил своего положения.  Только протянул ногтём указательного пальца по металлу подлокотника. Протяжный противный звук, наверное, означал его приветствие. Поняв, что это не дело, и надо как - то помочь леди, Рейгар спустился по ступеням трона, и подойдя к леди Оленне снова склонился в поклоне, но на этот раз и поцеловал ей руку. Его движения были легкими, почти неуловимыми и неизменно изящными.
-Добро пожаловать в Королевскую гавань, миледи. Надеюсь ваш путь не был слишком долог, и  не слишком утомил вас?
Спросил он у неё. Фраза была шаблонной, хотя что могла еще ждать леди Тирел? Он почти не знал её. Впрочем в этой шаблонной фразе была лишь дань уважения, никакой фамильярности и уж тем более напыщенности. Казалось принц просто интересуется, и ему действительно нужно в этом удостоверится. Он бы мог провести эту встречу сам, и окажись это особо важно, сообщил бы отцу детали, и возможно лишь в  случае особой надобности, леди получила бы аудиенцию. Но увы, королева Риэла - его дражайшая матушка, настаивала на личной аудиенции у короля. Королева была единственным человеком, свято верящим в то, что в короле Эйрисе остался хоть лучик былого света, и тем человеком, который будет верить в этот самый "лучик" пока в ней  теплится жизнь. Рейгар знал о боли матери, о её внутренней борьбе, и о том, что свету её души, крайне сложно пробить черствость и безумие мужа. Но так или иначе, принц понял, что пауза излишне затянулось.
-Ваше Величество, Леди Простора Оленна из рода Тирел,  просит Ваше Величество о личной аудиенции.
Сказал он отцу, словно напоминая ему о присутствии леди, и что было бы совершенно не излишним проявить хотя бы подобие манер, хоть по "приветствию" принц и понял, что это вряд ли возможно, и ему просто необходимо присутствовать на аудиенции дабы сгладить ситуацию.

Отредактировано Рейгар Таргариен (2011-08-02 20:08:32)

0

4

Казалось, тишина не предвещает ничего нового. А впрочем, она действительно нричего не предвещала.
Протяжный скрипящий звук пусть и заставил Оленну вздрогнуть и почувствовать себя неуютно, все же не был способен ее напугать, хотя тень безумия, лежащая на лике Эйриса, пугала значительнее, а жуткий звук, являющийся ее отголоском, создавал атмосферу дискомфорта. Если только кто-либо из присутствующих вообще чувствовал себя комфортно посреди полутемного помещения с огромной, ужасающего вида железной махиной, с которого пустыми глазницами взирали на залу черепа древних драконов, некогда способствующих покорению Вестероса. Жуткий король на жутком троне в жутком зале. Втройне жуткое зрелище.
Гробовое молчание и собственные мысли невольно заставили леди Тирелл улыбнуться, и только страх перед неизвестностью заставил подавить улыбку и нацелиться на основную причину своего визита.
Его Высочество с каждой минутой все больше внушал женщине доверие и уважение. Его любезность явно была не шаблонной маской, а сам он стоял возле трона безумного отца не для того что бы напомнить окружающим о своем статусе, но что бы напомнить самому себе о своих обязательствах, и перед отцом и перед народом, которым ему предстояло править в будущем, перед поддаными, которые ждали от него больше великодушия и мудрости на которые был способен Эйрис.
Поднявшись с колен Оленна еще раз взглянула на кронпринца, в глубине женской души проснулась зависть, ведь если бы все сложилось несколько иначе, Рейгар Таргариен и Элия Мартелл могли бы стать членами ее семьи, но, увы, судьба распорядилась иначе и сейчас не стоило кусать локти и проклинать судьбу, настало время начинать новую игру.
- Благодарю Вас, Ваше Высочество. - леди Оленна чуть улыбнулась
Судя по всему, Рейгар был для Эйриса глазами, ушами, а так же здравым смыслом, чувством долга и хорошими манерами. К сожалению, всего этого к своим годам Эйрис оказался уже лишен, а ведь он еще небыл совершенно стар, более того, он был младше самой Оленны.
Дождавшись слов Рейгара об аудиенции, Оленна отважилась сама вставить слово.
- Ваше Величество, Эйрис Второй Таргариен, правитель Вестероса, король Андалов, Ройнаров и Первых людей, и Ваше Высочество, кронпринц Рейгар, я приветствую Вас от имени своего супруга лорда Лотора Тирелла от себя лично и имени всего Простора. Благодарю за оказанную мне честь и теплый прием в столице Семи Королевств. - сделав шаг к трону, леди Тирелл опыстилась на колено и поцеловала правую руку Короля.

0

5

Странное, обычное, миллионы раз уже слышанное прежде приветствие от сына. Такое же привычное – ответом – от гостьи.
Эйрис всё размышлял, какое такое неотложное дело привело эту женщину в Королевскую гавань. Рейла говорила, что они были подругами – но почему именно «были»? таргариен не помнил событий прошлых лет настолько точно, чтобы сопоставить сказанное женой с теперешними обстоятельствами, но неприятное ощущение 0 предвестник агрессии – не отступало.
Скоро начнётся мигрень, Эйрис это знал. Затем последует вспышка гнева – ну или же наоборот. Разницы существенной не имеет.
- Добро пожаловать, - совершенно недружелюбным тоном проскрипел Эйрис, наконец-то соизволив изменить позу: он сел прямо, опираясь локтями на подлокотники Железного Трона. Кисти рук свободно свешивались с них, и Таргариен принялся длинными ногтями отбивать какой-то только ему одному известный ритм.
- За всё, Вами перечисленное, поблагодарите Королеву, леди Тирелл, - ядовито хмыкнул Таргариен, обратив колючий взгляд тусклых глаз на женщину.
Он бы сжег эту даму. Заживо. Просто так.
Интересно, кого бы она звала за миг до смерти? Или проклинала?
А ещё он бы сжёг и её мужа. За компанию.
Воображение услужливо подбросило нужную картинку – и Король насмешливо ухмыльнулся – но движение губ было почти полностью скрыто усами и бородой. В затылок застучали маленькие молоточки, по венам побежал, мнится, сам живой огонь.
Огонь в его крови. Кровь в огне. Пламя и кровь – так, и не иначе.
- Пламя и кровь, - пробормотал Эйрис, сцепляя костлявые пальцы в замок. Длинные ногти выглядели чересчур гротескно, слишком не-но-р-ма-ль-но. А ведь понятие нормальности для каждого своё, да? Вот его, Эйриса Второго Таргариена, называют ненормальным. Сумасшедшим. Зачем? Зачем все они хотят разбудить дракона?..
- Итак, - сипло начал король – создавалось ощущение, что он очень давно не говорил. А ведь всего какой-то час назад он разговаривал с женой и сыном. – Что Вас привело ко мне?
Эйрис даже умудрился добавить  в голос достаточно интереса, чтобы вопрос прозвучал не слишком натянуто-обидно.
Странной была эта женщина. Похожа на гадюку. Интересно, змеи горят так же, как и люди?
Таргариену на миг показалось, что золотая вышивка платья женщины – это тонкие языки пламени. Вот они поднимаются всё выше и выше, охватывают пояс, рукава, касаются груди, ползут по коже шеи и теряются в волосах. И эта агония – что ничего нельзя сделать, надо ждать, пока живой огонь поглотит само сердце, поджарит душу – она была практически реальна, практически ощутима.
Эйрис резко сомкнул зубы – приглушенное «клац!» разнеслось эхом по Залу. Нельзя, нельзя давать волю желаниям! Рейла ведь просила – а она не так уж и часто просит… О чём просила? Об аудиенции. Но не о том, чтобы сохранить этой женщине жизнь…
- Рейгар, останься, - в упор поглядел на сына Эйрис, пригладив рукой бороду. – Итак, леди Оленна, - едва ли не силой мысли заставляя себя говорить вежливо, - я Вас внимательно слушаю.

+1

6

Страх... Эта главная составляющая удачного правления. Без него просто невозможно удержать трон. Этот урок Рейгар усвоил с детства. Боятся  - значит уважают. Но страх должен тоже быть весьма и весьма дозированным. А вот как раз чувство меры у короля явно отсутствовало. Рейгар хорошо знал этот взгляд, и хорошо знал о том, что сейчас занимает мысли короля. Огонь. Пламя. И он понимал что нельзя допускать того, о чем сейчас думает король. Конечно, принц понимал, что Его Величество должен сдержать себя. Если в нем осталась хоть толика здравого смысла. Должен, но сдержит ли? Рейгар был готов закрыть собой леди Тирел в случае надобности. Ему ничего не будет. Огонь не тронет его. Даже не причинит ему  и малейшего вреда. Единственное что его вид будет весьма и весьма неподобающим, так как одежда и волосы сгорят. Но леди получит  шанс спастись. Рейгар словно чувствовал угрозу. Он понимал, что малейший повод и может подняться восстание, задушить которое будет не просто. Простор и Дорн два королевства плохо покоренных Таргариенами. И пусть лояльность Лордов достаточно крепка их вассалы поднимут мятеж достаточно легко. И если с Дорном ситуация налажена и у Мартеллов с Таргариенами подрастает внучка, то с Простором все обстоит куда хуже. Внезапно Рейгар подумал о Рэнис. Ей совсем недавно исполнился год, и она пробовала что - то говорить. Хоть пока и выходило не очень. Несмотря на то, что их с Элией брак был династическим он испытывал к жене уважение, и понимал, что она любит его. В их семье царил лад и спокойствие. Любил ли он? Нет. Просто относился с теплотой и заботой. Почти два года брака сделали их добрыми друзьями. Единственное что расстраивало Элию  - это отсутствие сына. Но и он не за горами. Рейгар уже неделю заботился о его скорейшем появлении на свет. После первых родов принцессы, лекари посоветовали принцу повременить со вторым зачатием, боясь, что скорые роды могут усугубить проблемы со слабым  здоровьем принцессы. Прошло уже достаточно времени. Вскоре у меня будет  наследник. Скорее всего мальчик. Скорее всего "Обещанный дракон", а затем и еще один сын. По крайней мере так говорит пророчество. Впрочем там было и что - то про сестер. Но у меня нет даже сестры. И вряд ли она когда - нибудь появится. Подумал он. Рейгар подумал о своей матери королеве, которую его отец обделял своим вниманием. Подумал о том, как же сильно она страдает. Он видел как радовали её за завтраком проблески былого. Как радовалась она кратковременной перемене короля. Его возврату к прошлому. Впрочем, Рейгар не мог не заметить, что сегодня его отцу явно лучше. Он был почтительно вежлив. И хоть Рейгар и ждал момента, что бы защитить леди Оленну, пока волноваться  было не о чем. Разве что принц не знал о чем хочет попросить леди, но понимал, что ради какой- то мелочи она вряд ли бы проделала столь долгий путь. Так же принц знал, что если просьба окажется исполнимой, лучше сделать это, дабы упрочить  лояльность Простора. Так же он понимал, что даже если отец откажет сейчас, ему следует поговорить с леди, и пообещать, что вернется к этому разговору в будущем, и попытается добиться особого расположения своего отца короля. Рейгар не мог не заметить, что время было выбрано абсолютно правильно. Король находился в самом благоприятном за последние дни, а возможно и годы,  духе. Он попросил сына остаться, на что принц Рейгар ответил:
-Как будет угодно, Вашему Величеству.
Он понимал, что поддержка Простора будет им весьма кстати. Он все так же чувствовал, что над домом Таргариенов снова нависла угроза. Принц просто не мог избавится от этого предчувствия. Да и зима близко. Лето сильно затянулось. На Севере говорят стало еще  холоднее, а за Стеной горы снега. Хоть бы истории из легенд оказались лишь сказками. Подумал Рейгар. Ему вдруг стало холодно в жарком зале, но он отогнал от себя эти мысли. Он задумался о том, что его отец сумел обеспечить род Таргариенов всем необходимым. Он сделал то, что к 23 годам пока не удалось самому Рейгару.У короля Эйриса было два сына. И если не он - Рейгар, то Визерис станет королем. Наследник был главной  причиной обеспокоенности Рейгара. И хоть он и успокаивал себя, но ощущение Дамоклова меча было достаточно сильным. Но сейчас это должно было отступить на второй план. Сейчас самым важным были слова леди Оленны, и он приготовился выслушать её, хоть и не встревал в разговор.

Отредактировано Рейгар Таргариен (2011-08-02 22:41:30)

0

7

Ситуация развивалась несколько не так как запланировала леди Оленна, но женщину это нисколько не смутило, ибо, во-первых, жизнь вообще редко позволяла диктовать ей чьи-то условия, во-вторых, слова "Эйрис" и "предсказуемость" вовсе не сочетались хотя бы потому что являлись, по сути своей, противоположностью.
Возможно, будь его величество действительно заинтересован в этом разговоре, леди Тирелл и намекнула о своих планах касательно Мины, Визериса, брака и всей прочей династической прелести и своих амбиций. Или не намекнула. Но сейчас это уже было неважно, так как вариант был всего один - молчание.
Женщина отметила, что ее визит совершенно не интересовал короля и не будь он безумцем, возможно это и ударило по ее самолюбию, в конце концов, она была супругой лорда владеющего самой многочисленной армии в Семи королевствах, она носила имя Тирелл и с ней должны были считаться. Честолюбивые мысли мгновенно ушли на задний план, позволив женщине вновь сосредоточиться на человеке сидящим пред ней. Еще недавно в королевствах поговаривали, что Вестерос правит Тайвин Ланнистер, правда златокудрый Ланнистер уже несколько лет как протирал доспехи на утесе Кастерли, будучи в обиде на Короля. И, если говорить откровенно, леди Оленна прекрасно понимала его обиду, но в отличие от Тайвина, леди Тирелл предпочитала не отсиживаться в замке, а искать новые способы достичь своей цели.
В коридоре промелькнула тень, но блеснувшая золотая роза на плаще выдала его, улыбнувшись, Леди Тирелл вновь перевела взгляд на безумного короля.
- Мой супруг, сожалеет, что не смог посетить Королевскую Гавань лично, народ в Дорнийских марках крайне беспокойный - женщина чуть улыбнулась - однако он желает кое-что преподнести вашей семье от своего имени.
Сквозь тишину зала пролетел глухой звук щелчка пальцев, рыцарь в зеленом плаще не заставил себя ждать.
- От имени дома Тиреллов, своего супруга и своих детей, хочу преподнести нашим сюзеренам дар.
Из небольшого деревянного ларца на свет появился кинжал - уроженец далекой Валирии. Валирийская сталь, закаленная пламенем драконов и магией сияла, минувшие века не заставили ее поблекнуть, в черной матовой рукояти, выполненной из драконьей кости угадывались очертания драконов, разевающих пасть.
Воистину королевский подарок.
Шагнув вперед, Леди Оленна опустилась на одно колено, и склонив голову, протянула кинжал королю.

0

8

Порой наступали моменты, когда пассивность сына вносила каплю пряной злости и даже ненависти в и без того растревоженное состояние Эйриса.
Сегодня был явно тот день и нынче выпал уж точно тот момент, ибо тихое согласие Рейегара «остаться» привело Таргариена в бешенство.
- Ты будешь править страной после меня, - прошипел Эйрис, поднимаясь с Железного Трона, - так может пора тебе проявить немного своей воли в государственных вопросах?
Риторически. И зло. Но по существу – иначе Эйрис не умел.
- Ты  - будущий король. И я не удивлюсь, если через несколько лет леди Простора будет… просить, - выдавил Король, хотя на языке вертелось колючее и неприятное «требовать», - аудиенции у тебя, Рейегар, - подойдя к сыну, проговорил мужчина чётко и внятно, звенящим от злости голосом.
Какая-то часть сознания, которая пока что оставалась ясной и нетронутой безумием, на пару мгновений взяла верх. Этого оказалось достаточно, чтобы Эйрис сел обратно на трон и спокойно выслушал монолог гостьи.

- Дорн на протяжении всей своей истории находился с Простором в не шибко хороших отношениях, – не без сарказма отозвался Таргариен, подмечая истинную причину визита Оленны в Красный замок. – Хотите сказать, - уже медовым голосом продолжил король, немного наклонившись вперёд, всем своим видом выражая интерес, - что сия первобытная вражда приняла новый оборот?
Да, как правящая династия, Таргариены не раз и не два сдерживали конфликтные взрывы на границах двух земель – это знали все короли и королевы. Историю ведь не перепишешь и не изменишь – такова её суть.
- Рейегар, ты проследишь за… инцидентами между Дорном и простором – если таковые, разумеется, имеют место быть, - едко сказал Король, обращаясь к сыну.
Вряд ли это звучало, как приказ. Скорее, как совет.
Совет безумца, надо же.
Подарок леди Простора не мог оставить равнодушным даже самого заядлого флегматика.
Но и не Эйриса.
Клинок. Острый клинок. Валирийский клинок.
Несущий смерть – несомненно.
Эйрис поднялся с трона и принял дар леди Тиррел с благодарностью.
Великолепная работа, не поспоришь – валирийцы всегда славились своими умениями и возможностью эти умения увековечить в прекрасном, будь то архитектура, броня, оружие или знания.
- Моя благодарность дому Тиррелов, а так же уважение землям Простора, леди Оленна, - вежливо сказал давно заученную суховатую фразу Король, передавая стилет сыну.
В его руках ему самое место – ибо вряд ли Рейегар всадит стилет меж лопаток своему отцу.
- В чём же причина вашего визита, леди Тиррел? – уже с нажимом произнёс Эйрис.
Да, он был безумен.
Но не глуп.

0

9

Невероятно тяжело иметь дело с безумцем. А если он твой отец и король тяжело вдвойне. Ты просто не знаешь что тебе делать, и каждый раз вызываешь в нем лишь злость. Прояви ты своё истинное видение - сочтет предателем, согласись - примет за безволие и слабость. Да, конечно, рейгар закрывал многие темы по своему, но чаще всего отец об этом то ли не узнавал, то ли узнавал уже спустя очень большое количество времени, когда все было уже давно сделано и забыто.
-Отец мой, я пытаюсь перенять вашу мудрость, пытаюсь понять какой политике должен буду придерживаться в дальнейшем. Но если вы считаете что я должен проявить интерес к государственным делам и выразить своё мнение, давайте для начала выслушаем леди Тирелл.
Ответил он отцу. Рейгар действительно надеялся, что отец сегодня проявит лучшие качества своей души, вернее то, то осталось от прежнего короля Эйриса. Далее Эйрис заговорил о собственной смерти. Рейгар хоть и чувствовал почву под ногами понимал, что брать власть в свои руки ему пока рано, да и надо было  ответить на  это верно, так как малейший шаг в сторону мог бы расцениваться предательством.
-Я понимаю это, отец, и каждый день молюсь Семерым, что бы  Ваше правление продолжалось и продолжалось. 
С одной стороны Рейгар не лукавил и это было именно так. Но с другой стороны... Он не сказал отцу, что в его молитвах присутствовала и мольба о том что бы Старица осветила отцу путь и избавила его от безумия. Но об этом он просто не мог сказать. Об этом молчали все и принц не был исключением. Тут леди сказала о причине того, почему явилась она а не её лорд муж. Благо отец не усмотрел в этом оскорбления.Сегодня он явно чувствовал себя куда лучше чем обычно, хоть и напряжение все же было. Леди сказала о беспокойствах в Просторе, и отец попросил его заняться этим.
-Я сделаю все что в моих силах.
Сказал он. Далее леди Оленна преподнесла королю подарок, и подойдя к трону, рейгар невольно залюбовался клинком. Валирийская сталь и искуснейшая работа мастера сделала этот клинок исключительным. Король поблагодарил за подарок и попросил леди сообщить о цели визита. Встав рядом с троном, Рейгар принялся внимать леди Простора, уже думая о том, что после аудиенции ему потребуется поговорить с ней. Так же он думал о том, что ему придется написать  родственникам в Дорн и узнать что там да как и как далеко зашел конфликт. Рейгар собирался здесь действовать так как считал нужным, и для начала собрать необходимую информацию.

0

10

Чем ближе стояли друг к другу Эйрис и Рейгар, тем отчетливее наблюдался контраст между отцом и сыном. Эйрис говорил, Рейгар молчал, время одного клонилось к закату, солнце второго лишь поднимало свои лучи на восходе.
Никто не мог знать сколько времени ему отведено, но всякий так или иначе пытался это время обмануть, в надежде изменить свою судьбу. Пытались миллиарды, удалось - единицам. Глубоко в душе Оленна была уверена, что не только она молится о том, что бы светлая звезда принца Рейгара наконец-то взошла над Семью королевствами, положив конец кошмарному царствованию Эйриса. С момента восстания сумеречного дола прошло не так уж много времени, но страна уже успела ощутить на себе весь ужас безумства Его величества. Пожалуй, если бы лорду Дэнису и Леди Серале удалось выжить, каждый житель Вестероса  своим долгом помочь им отправиться к праотцам.
Приятно было видеть, что Эйрис не забывает своих родительских обязанностей и положения сына, однако Оленне казалось, что кронпринца уже было позднго воспитывать, но даже если и так, он был достоин лучшего воспитателя. Женщина невольно залюбовалась наследником, ведь он мог быть ее сыном, возможно он даже бы искупил тот факт, что для этого нужно было стать женой Эйриса. Леди Тирелл искренне любила своих детей, но любому из них было далеко до Рейгара в уме.
- Откровенно говоря, не думаю, что после стольких лет вражды они сумели придумать что-то новое. - отозвалаесь леди Тирелл, раз уж его величество соизволил поддержать беседу, вопросы не предстоялось возможным игнорировать. Не позволяли того правила хорошего тона и инстинкт самосохранения.
Дар Оленны, пройдя через руки Безумного короля, попал в руки принца.
Ну что же, наследдие предков оказалось в надежных и достойных руках. Это признал Эйрис. Это признала Оленна.
Тем временем Эйрис все настойчевее требовал огласить причину визита, безумие задело рассудок, но не ум, соображал король по прежнему ясно.
- Две мои юные родственницы надеются найти место при вашем дворе. Ее Величество сказала, что была бы весьма рада видеть мою дочь среди своего окружения, Ваше Величество.

0

11

Порой Эйрис замечал, что в сыне проскальзывают нотки старых Таргариенов – умение разумно распоряжаться властью и способность здраво мыслить, не взирая на различные преграды. В такие моменты Эйрис думал, что в его сыне просыпается кровь Эйегона Завоевателя – но всё остальное время она послушно спит, укутанная нежной лаской Рейлы.
Глупости!
Мысленно Король осёк сам себя: ни к чему было вспоминать и раздумывать что «если бы, да кабы…» Для подобных вещей есть женщины и слабовольные, а он – от крови дракона.
- Да, - радостно потирая руки и поблескивая слегка невменяемым взглядом аметистовых глаз, согласился Эйрис тягучим голосом. – Выслушаем леди Тирелл.
Леди Тирелл оказалась, на своё счастье, не особо разговорчивой.
Эйрис смутно помнил эту женщину, как личность – для него она не была дамой или индивидуальностью, а всего лишь бонусом к её титулу и положению. Сколь бы Король не впадал всё глубже в безумие, способность расставлять приоритеты он не утратил – и теперь настороженно поглядывал на гостью.
Рейгар предпочитал не вмешиваться и не встревать в разговор.
Это надо изменить.

- Как хорошо, что с Дорном у нас хорошие отношения, - как бы между прочим вставил Эйрис в ответ на слова леди Оленны, хотя при этом предупреждающе смотрел на сына. Рейгар, конечно, молодец и всё такое, но сам Эйрис считал, что ему не хватает жесткости. Порой надо просто подавлять волю подчинённых.
Хм, сжечь? Сжечь – дотла? И отправить пепел в Простор. Боги, какая прекрасная перспектива!
Эйрис кровожадно ухмыльнулся во весь рот, но наверняка густые усы и борода скрыли этот его порыв сумасшествия.

Эта аудиенция уже порядком поднадоела Королю. Он устал. Эйрис чувствовал себя каким-то обессиленным, раздраженным, и очень чётко ощущал смену мельчайших оттенков своего настроения – так, словно наблюдал за разводами и переливами на картине.
Присутствие сына рядом немного успокаивало – рейгар порой обладал воистину мистической способностью подавлять эмоциональные взрывы Эйриса. Что ж, сейчас это только на руку, ибо после подобных всплесков у Короля очень болела голова.
Кровь дракона.
Кровь. И огонь.

- Королеве лучше знать, каких личностей выбирать в своё окружение, - жестоко и зло отозвался Эйрис. – Видимо, Простору крайне необходимы ещё одни свои люди в Королевской гавани, - продолжил он неприятно скрипучим голосом. – Или они нужны лично Вам, леди Тирелл? – немного наклонившись вперёд, чтобы получше рассмотреть свою гостью, спросил Таргариен, недобро блеснув глазами. – Или Вы всерьёз думали, что получите немедленное согласие только потому, что принесли в дар дракону валирийский стилет? Стилет! – взвился раздраженной коброй Король, потирая основание левой кисти: он снова поранил руку о Железный Трон. – Неужели вы не знали о запрете обладания острыми и режущими предметами в моём присутствии?!
Сжечь! СЖЕЧЬ – ДОТЛА! Немедленно! Сию секунду!

Эйрис перевёл взгляд на факелы на стенах.
- Забавно.

+1

12

Все начиналось даже очень хорошо, и Рейгару в какой- то момент показалось, что можно говорить о прогрессе в  болезни отца. Но все это оказалось не так. Король явно вышел из себя, и надо было как- то вернуть его в нужное русло. В просьбе леди Оленны не было ничего такого,  хотя... Смотря с какой стороны на это смотреть. Подобное могло бы означать возвышение дома Тиреллов. Так как имей  хотя бы одна из продственниц леди фавор при дворе, это могло бы быть весьма весомой картой в колоде Тирелов. Но сейчас это казалось Рейгару самым малым что можно сделать ради удачных дипломатических отношений с Тирелом. Да, и подарок леди Преподнесла действительно королевский. Так что не дать или хотя бы не пообещать подумать об этом,  ей то, что вполне в воле его матушки, было бы весьма и весьма  оскорбительным. Рейгар понимал это. И Рейгар решил обратить внимание отца на себя.
-Я  сегодня же напишу в Дорн. Кроме того, как мне стало известно еще утром, Оберин Мартел, возлюбленный брат моей дражайшей Элии навестит нас уже сегодня.  И я смогу обсудить ситуацию с ним за ужином. Я уже распорядился что бы в моем Солярии все подготовили.
Сказал он отцу. Он понимал что это заинтересует короля, и немного отвлечет от нарушений безопасности. Он смотрел на леди Оленну, и думал как бы чего не случилось. И хоть король видимо тоже понимал, что нельзя ничего делать с правящей леди Простора,  кронпринц прекрасно знал этот взгляд. Знал и не раз ужасался. Пока король сдерживался. Но кто знает как надолго.
-Миледи, моя матушка сама известит  вас о своем решении относительно вашей родственницы. И я надеюсь что её решение вас удовлетворит.
Сказал Рейгар что бы хоть как- то смягчить ситуацию. Он посмотрел на отца.
-Ваше Величество, это подарок. Я уверен, что миледи Тирел не хотела нанести им вам оскорбление. Простор далеко отсюда и миледи попросту могла не знать.
Сказал он отцу. Хоть и понимал что уже достаточно подействовал тому на нервы.

0

13

Аудиенция затягивалсь. То, что на деле было не более чем визитом вежливости и данью почтения Его Величеству стало принимать несколько иной оборот. Слышать о безумии короля - одно, наблюдать его воочию и чувствовать этот безумный взгляд на своей коже - совершенно другое. За все эти годы у Оленны не было повода и возможности явиться в Королевскую гавань, а потому Эйрису все же удалось застать ее врасплох. Женщина украдкой посмотрела на Рейгара, вполне возможно, что если бы принца здесь не было, ее бы уже сожгли заживо. За что - неважно, просто так.
Оленна не смела поднять глаз, но ее взгляд бы мог сказать о многом. О том, чего было разумнее не говорить вслух.
Будь живы Драконы, меня наверняка бы постигла участь Рейниры, Ему, несомненно, бы это доставило самое большое удовольствие. Пламя и кровь. Таргариены рожденные от крови дракона, в чьих жилах величие и безумство Боги имели неосторожность сплавить воедино.
Замечание о Дорне женщина предпочла оставить без ответа. В конце концов, в той неприкращающейся вражде, какую ведут ныне Дорнийцы и обитатели Простора были повинны сами Таргариены, но едва ли кто-то сейчас посмел осудить Дейрона Юного Дракона в отсутствии политического таланта, ведь он покорил Дорн, барды воспели этот поход в песнях. Впрочем, все 50 тысяч солдат оставшихся там навечно, в объятиях Неведомого - тоже.
Оберин Мартелл. Красный Змей.
Он был еще юн, но слава его и слухи о нем бежали далеко впереди. Младший сын дорнийской принцессы, младший брат правящего Дорнийского принца и кронпринцессы Вестероса, о нем ходили легенды, и леди Оленна жаждала этого знакомства, пожалуй, не меньше чем брака Янны с Визерисом Таргариеном. И вот этот заветный момент оказался невероятно близок к осуществлению.
Она не посмела вмешаться в разговор отца и сына, она уже стала лишней в этом зале, лишь пустые глазницы драконов видели ее. Эйрис был на грани, или хорошо отыгрывал эту самую грань, во всяком случае, гнев его казался неподдельным.
- У Розы есть шипы... - женщина опустилась на одно колено перед троном и склонила голову - ... но едва ли они способны нанести урон Дракону. Я благодарю Вас, Ваше Величество за проявленные милось и великодушие, за уделенные время и внимание. Внимая вашей мудрости и благодаря Богов за Вас, Вашего отца, Ваших сыновей и Эйгона Завоевателя, некогда объеденившего земли Вестероса под своим знаменем, я прошу вашего позволения покинуть вас.
Что ей было делать, в случае если он откажет, Оленна представляла слабо.

0

14

Ох уж эта гадюка, эта пригретая на обширных землях Простора змея!

Эйрис смотрел на Оленну Тиррел, и все размышлял: сжечь её быстро или растягивая муки? Нет, ему – в любом случае – удовольствие обеспечено, хотя бы эстетическое в силу отсутствия этой дамы перед своими глазами, но как быть с ней? Король искренне заботился о том, чтобы его подопечным было хорошо. Это любой подтвердит. Спрашивать о таком сына? Зачём дёргать Рейегара попусту? У него, поди, и без того забот хватает.
А наследник тем временем не упустил своего.
Что ж, молодец. Это можно даже озвучить.
- Молодец, Рейегар, - кивнул Эйрис, почесывая подбородок. – Это мудрое решение – обсудить все острые углы с Мартеллом. Он к тебе прислушается.
В этом не было сомнений.
Краткий монолог сына о его перспективе провести ужин в обществе Оберина странным образом успокоил Эйриса – словно убаюкал раздражение и злость, оставив после себя лишь пепел былого пожара.
Поразительно. Как бы Эйрис не думал, что Рейегар молод, манипуляторство у него в крови. И благодаря своей меланхоличной натуре он сумел развить его до состояния совершенства.
Дракон.

Рейегар тем временем взял на себя общение с гостьей. За это Эйрис был ему благодарен – какая-то часть сознания упрямо твердила, что леди не стоило грубить, но Таргариен в любом случае считал свою прямолинейную ярость допустимой. Рейегару не составит труда свести на нет любую искру несогласия – это Король тоже знал так же хорошо, как и то, что Рейла – его сестра.
Кстати, о Рейле…
- Понадеемся, - добавил Эйрис хрипло к словам сына, - что Королева не будет жестокой в своей мудрости.
Он не хотел, чтобы пешка Оленны присутствовала при Рейле. Не хотел – и не мог обьяснить даже самому себе, почему. Может, таким образом развивается его безумие? Или же это все вокруг – безумцы?
Сжечь их.

Слова Рейегара успокаивали, охлаждали взмыленный уставший разум. Так дождь убаюкивает иссохшуюся землю.
Король сел прямо на троне, поставив руки на подлокотники и сцепив костлявые пальцы с длинными ногтями в замок.
- Что ж, - произнес он уже более вежливо – и почти учтиво, - благодарю леди Тиррел и весь Простор за дар. Но его явно мало для того, чтобы выудить мое согласие на ваши афёры, леди  Оленна. Он действительно великолепен.
Эйрис не хитрил и не лукавил – рубил с плеча известную истину.
- И не стоит благодарности, – совершенно спокойно добавил Король, глядя на поклонившуюся женщину. – Король всегда выслушает своих подданных. Извините, что не провожу вас, леди, - дела не терпят отлагательств.
Если бы не скрипучая хрипота в низком ледяном голосе, можно было бы с уверенностью сказать, что эти слова говорит не Эйрис.
- Благодарю за визит, леди, - поднимаясь с трона, молвил Король. – Моя благодарность так же лорду Тиррелу и всему Простору. Рейегар, будь добр, окажи милость гостье – проводи леди Тиррел.
Подозрительность сонно дышала, виски не ломило. Может, проведать младшего сына?..

0

15

Сказать что принц был удивлен не сказать ничего. И хоть он и привык к тому, что настроение и самочувствие, а в случае с королем нужно было говорить именно о самочувствии, его отца сегодня весьма и весьма хорошее. И хоть вспышки ярости и были, сейчас все было более ли менее сносно, если не сказать больше. Король был учтив и на какой- то момент Рейгару показалось, что к отцу возвращается разум.
-Я надеюсь на это, отец. Так же я надеюсь, что нам удастся в ближайшее время если не решить конфликт в Дорнийских марках, то хотя бы разобраться в его теперешней сути.
Сказал он отцу. Рейгар понимал, что разговор с Оберином будет не из приятных, хоть и все планировалось в легкой, семейной атмосфере. Дорнийские марки всегда были камнем предкновения между Дорном и Простором. Это сложилось веками. Равно как и вражда Мартеллов и Тиреллов. Говорить о делах в присутствии Элии, ему не хотелось. Так что он решил попросить её прийти позже. Но об этом сейчас говорить не стоило. Надо было разобраться с достаточно затянувшимся визитом леди Простора.
-Всенепременно.
Сказал Рейгар подходя леди, и предлагая ей свою руку.
-Вы окажете мне честь, миледи?
Спросил он. Этого требовал этикет. А вот ему принц был обучен и весьма хорошо. Воспитание  Таргариены получали с младых ногтей, и  истинно королевское. За этим следила матушка принцев - королева Риэла. Так же принц знал, что когда - нибудь она  подберет воспитателей и дл его дочери Рэнис и возможно будущего сына - дракона. В том, что у него должен родится дракон, Рейгар не сомневался. Он видел в небе красную звезду, и трактовал её как благоволение богов  к нему и дому Таргариенов. Рассчитывать на то, что у его родителей будут еще дети, не приходилось. Хотя состояние короля сегодня внушило некоторую надежду, но принц не хотел обольщаться на этот счет. Улучшения случались и раньше, но за ними следовал чудовищный приступ безумия. И этого он боялся сейчас. Никто не знал что может сделать король. И кто станет следующей жертвой пламени. Самому принцу пламя не угрожало. Но другим... Что если это будет Элия или не дай бог его малышка? Конечно, он держит их подальше от отца короля, но кто знает, кто знает... Рейгар часто думал об этом, и от этих мыслей ему делалось страшно. Так же в голове молодого принца засела мысль о том, что бы было с королевством если бы его отец и вовсе не вернулся из Сумеречного дола? Тогда не было бы всего этого кошмара. Тогда правителем был бы он. Но  эти мысли он гнал от себя, боясь их, и осознавая что он мыслит как заговорщик, как предатель. Трон и власть будут его только после смерти его отца. Он не знал сколько еще несчастий свалиться на Вестерос из-за безумия его отца, но одно он знал наверняка, он будет терпеть до последнего, и не подастся на письма и уговоры. То, что Вестерос уже давно полнится слухами  о Эйрисе Безумном, принц не знать просто не мог. И что многие уже давно хотят видеть его своим королем, он тоже слышал. Но он любил своего отца. И был готов отдать за него жизнь. Так что ни о каком предательстве не могло быть и речи.

0


Вы здесь » Вестерос: Харренхольский турнир » Публичные места » Королевская Гавань: Красный Замок, Тронный Зал 06.06.281 12:00


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC