Вестерос: Харренхольский турнир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вестерос: Харренхольский турнир » Водоворот времен » Смерть предателям


Смерть предателям

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Дата: Ноябрь, 281 г.
Место: Королевская Гавань, Красный Замок.
Участники: Эйрис и Рейгар Таргариены (как NPC флэшбеком - Рейла Таргариен).
Примерное описание событий: После года, проведённого в плену, Король возвращается в Королевскую Гавань. Его здоровье -и физическое, и психическое - потерпело необратимые изменения. И родные - первые, кому предстоит в этом убедится.
История о боли, мести и о том, как пламя становится кровью.

0

2

Алая зарница возвестила миру, что скоро придёт рассвет.
Эйрис сидел на Железном Троне, повернув голову на восток, но глаза его были закрыты – король явно был где-то за пределами Королевской Гавани. Поза Таргариена была привычной всем и каждому – он сидел на троне свободно, спокойно, так, словно делал всему мир одолжение уже одним фактом своего присутствия в Тронном Зале. Рукава тёмного камзола скрывали бинты на предплечьях, но одежда не могла скрыть болезненной худобы Короля – казалось, что Эйрис – ходячий скелет. Впавшие щёки, тонкие костлявые пальцы, угловатость когда-то пропорциональной фигуры – Таргариен походил на тень себя самого.
Только вот перед глазами у него постоянно плясало пламя.
Король открыл глаза, обвёл потускневшим взглядом Тронный Зал. Желание сжечь дотла эту проклятую крепость, а вместе с ней – и весь Вестерос было просто неудержимым. Эйрис знал, что где-то в замке есть его жена и сын – но какое ему было дело до Рейлы и Рейгара? Никакого.
Ни-ка-ко-го.
А ещё он бы выжег в пепел, в воспоминания весь сумеречный Дол – вместе со всеми его обитателями. И ему было категорически наплевать на всякие моральные устои – Лорд отвечает за народ – народ отвечает за Лорда. Пора показать Дарклину, какова месть Короля.
Эйрис дёрнулся было на Троне, но только зашипел от боли – измученное тело не позволяло таких резких движений. Осознание собственного бессилия в этот момент было настолько удручающим, что…
Эйрис поднялся, подошёл к небольшой напольной вазе с цветами, стоящей недалеко от трона, поднял её. Вгляделся в рисунок – высадка Эйгона и его сестёр на землях Вестероса. Помолчал. Хмыкнул. Затем со всей силы швырнул вазу.
Керамическое украшение залы пролетело по воздуху несколько метров, затем ударилось о пол, разбиваясь на десятки маленьких кусочков, теряясь в воде и перемешиваясь со стебельками цветов.
То же ждало ещё одну вазу – но почему-то звук раскалывания не принёс ожидаемого результата.
Эйрис схватил какой-то цветок и подошёл к напольному факелу. Протянул растение к огню – ближе, ближе… Мягкая зелень растения начала извиваться под гнетом огня, иссыхаться, чернеть, увядать.
Умирать.
У-ми-рать.
Таргариен отбросил прочь обгоревший стебелёк и протянул длинные пальцы над огнём. Худую узкую ладонь приятно ласкали языки пламени.
Ищущего, живого, яркого.
- Пламя и кровь…

0

3

Рано или поздно в жизни любого человека наступает переломный момент. Момент, когда он вырастает и выходит из под опеки родителей. Для Рейгара этот момент наступил уже достаточно давно. Так как его рано начали готовить, обучая всему что следовало знать правителю его детство было скоротечным и он почти его не помнил. Помнил лишь уроки, уроки и тренировки. Ратному делу он всегда предпочитал книги. Принц с раннего возраста понимал что в насилии и убийстве нет ничего хорошего, и первые время его тренировки были весьма и весьма безрезультатными. Пару раз он даже исчезал, захватив с собой новую книгу, и оседлав самого быстрого жеребца. Нет - нет он не покидал королевских владений. Просто ехал в самый дальний их уголок и сев на корягу у берега реки предавался чтению. Позже в одной из книг, он вычитал, что без знания военного искусства настоящим королем не стать, и все же  обучился всему чего его мог научить учитель фехтования, привезенный из Бравоса. Он помнил что фехтование давалось ему труднее всех других наук, но он справился. Это была его первая победа. Шаг во взрослую жизнь. Он пересилил себя. Пересилил страх и неумение. Да, он не стал лучшим воином всех 7 королевств, но необходимые навыки были получены. Так же принц усвоил урок, что что бы он не думал и чего бы не желал лишних знаний или опыта не бывает. Судьба лишний раз доказала ему это когда ему исполнилось 20. Во время восстания Сумеречного дола его  король - отец попал в плен, где провел пол года. Рейгару пришлось учиться  править путем собственных проб и ошибок. Ему помогло то, чему он так сопротивлялся. Все что он знал о тактике и стратегии, о ведении боя сильно пригодилось. К тому же Рейгару пришлось не только командовать генералами сидя на троне, но и принять  непосредственное участие в ходе подавления восстания. Другое дело, что это длилось не долго, так как  когда принц перешел Трезубец выяснилось, что короля спас Баристан Селми, и что восстание подавленно. Принц вернулся в замок в ожидании отца. Самым сложным принц считал то, что ему приходилось практически учиться самому, так как Лорд Тайвин с огромной армией стоял под стенами замка лорда Дарклина, и единственная помощь исходила от малого совета. Его члены научили принца очень и очень многому, но сейчас время его короткого управления Вестеросом позади. Его король - отец наконец - то вернулся. Наконец- то занял своё законное место на троне, но что - то изменилось. Признаки плохой генетики и раньше проявлялись в  короле, но были куда менее заметны. Но плен возымел сильное влияние не только на внешность, но и на разум короля. Рейгар читал что плен ломает даже  самых сильных людей. Короля он не сломал. Напротив, разбудил в нём безумие. Всё чаще отец повторял всего лишь одну фразу:
- Пламя и кровь…
Девиз их дома. Так же даже не знавший короля человек, не мог бы не заметить странного извращенного поведения. Короля тянуло к огню. И не просто тянуло, а он хотел все сжечь. Так же его жажда разрушений была более чем велика, и Рейгар боялся как бы не случилось какого несчастья в Королевской гавани, а именно как бы король не сжёг город дотла. Рейгар направился в тронный зал, и по пути услышал, что в тронном зале что - то упало. Принц бросился туда, и застал отца за странным занятием. Король Эйрис зачем - то сжёг цветок, и сейчас наслаждался прикосновением огня к своей плоти. Огонь не может причинить вреда  дракону. А Эйрис как и его сын был драконом. Кронпринц огляделся. Роскошные древние вазы были разбиты.
-Отец вы в порядке?
Спросил Рейгар, подходя к нему.
-Сэр Баристан и лорд Тайвин спрашивают какие будут действия? Восстание подавленно. Армии распустить?
Спросил принц у отца. Он сам не мог принимать  таких решений. Так же принц не знал что делать с изменниками. Но понимал, что их судьба будет незавидной. Многие уже находились в темнице, некоторые бежали бросив свои замки. Кронпринцу же просто не хватало ни опыта, ни желания сейчас напоминать отцу о них. Но вот с армиями вассалов надо было что - то решать. Все же почти все великие дома участвовали в подавлении мятежа. И надо было устроить подобие пира. Подобие, так как король был явно не готов пировать. На него было не взглянуть без жалости, и показывать людям скелет обтянутый кожей лишний раз было бы неразумно. Но и тянуть с пиром в честь победы было нельзя. Вассалов нужно отблагодарить за помощь. И Рейгар подумывал о том, что бы все же провести некоторые увеселения, но об этом он скажет отцу позже. Сейчас самым главным были его распоряжения относительно армий и судьбы предателей.

Отредактировано Рейгар Таргариен (2011-08-08 15:20:39)

0

4

Soundtrack

Душа стремилась к чему-то горячему – но не к тёплому. Хотелось ухватить пламя, сжать его в худых ладонях, умыть огнём своё лицо. Хотелось коснуться живого трепещущего тепла, которое способно убивать – хотелось поработить его, ощутить его силу и слабость одновременно.
Не было абсолютно никаких болевых ощущений – костлявые пальцы с отросшими за год ногтями всё  так же ласкал огонь, не опаляя кожу. Эйрис смотрел на языки пламени не моргая, боясь упустить что-то важное, что-то жизненно ценное, что-то весомое.
Не упустит. Потому, что упускать – больше нечего.
Таргариен чувствовал, ощущал и знал наверняка – он чего-то лишился в том проклятом плену. Части себя. Но какой именно – он до сих пор не мог понять. По ряду причин6 из-за боли, ввинчивавшейся в виски не хуже приспособлений пыточных мастеров, из-за навязчивого чувства, что за ним кто-то следует по пятам. Эйрис вполне резонно опасался закрыть на секунду глаза – ему казалось, что вместе со сном придёт осознание того, что он на краю.
На краю.
И дальше – только пропасть.
Сколько раз Таргариен думал, что это всё ему кажется, что он бредит – и что он скоро придёт в себя в той проклятой темнице. И поймёт, что не было никакого Барристана Селми, не было никакой армии, а был и остаётся только Сумеречный Дол, который достоин лишь одного – исчезнуть с лица земли так, словно его и никогда не существовало.
Эйрис зажмурился, прикрыл глаза, глядя на огонь сквозь полуопущенные ресницы – блики огня рассыпались живым рубином, блестели, переливались.
Языки пламени всё так же лизали пальцы.
-Отец вы в порядке?
Эйрис даже не вздрогнул, не вздохнул, не изменил позы – он словно не услышал сына.
Это мягкий голос с вкрадчивыми интонациями – и где только Рейгар сумел их заполучить? Ах да, так всегда говорила его мать…

- Он слишком на тебя похож, - констатирует двадцатидвухлетний Король, переводя внимательный взгляд лиловых глаз с жены на сына. В этом взгляде ещё не пляшет святое пламя чистого безумия, эти глаза ещё блестят жизненной силой и на самом их донышке пляшут бриллиантовые отблески внутреннего огня.
- Он – Таргариен, - фыркнула Рейла таким тоном, словно это всё объясняло.
Для неё это действительно всё расставляло на свои места – но почему его сын должен быть больше похожим на мать, чем на отца, Эйрис не понимал.
У Рейгара цепкий, осторожный взгляд – не такой волевой и стремительно-властный, как у Эйриса, и не такой вольный, как у Рейлы.
- Он пошёл в старых Таргариенов, - с какой-то ноткой гордости произносит Эйрис, впрочем, не отрывая взгляда от жены.
- Хорошо бы, чтобы сходство окончилось лишь одной внешностью, - тихо произносит сестра, крутя браслет на тонком запястье.

Увы или к счастью – надежды Рейлы не оправдались.
- Я? – переспрашивает Король хрипло. – Нет, Рейгар, я не в порядке. И не буду, пока не выжгу в лёд этот проклятый Сумеречный Дол вместе со всеми его жителями, - зло произносит Эйрис, резко разворачиваясь к сыну. – Слышишь, сын? В лёд. Выжечь. Сжечь – дотла. 
Таргариен словно отталкивается худой рукой от напольной вазы с огнём и идёт к Железному Трону. Замирает перед ним, вперив злой взгляд в мечи, веером развернувшиеся над троном.
- Сжечь. Огонь покажет их истинную сущность – сущность предателей… Но перед тем…
А перед тем – отдать всех своим палачам. Они обрадуются и отблагодарят Эйриса за такой щедрый подарок.
-Сэр Баристан и лорд Тайвин спрашивают какие будут действия? Восстание подавленно. Армии распустить?
- Ланнистер вспомнил о своих прямых обязанностях? – с издевкой осведомился Король, саркастически взглянув на сына. – Прогресс.
Армия. Войска.
- Нет, войска пусть остаются там. Я… я хочу видеть собственными глазами, как эти червяки лишатся всего – даже своего имени и крови. Цена предательства везде едина и неоспорима – смерть. Прикажи сиру Барристану взять под стражу всех, кто кровно связан с Дарклинами всех – до единого. Даже детей. Даже младенцев. Даже – беременных женщин, в чреве которых растут бастарды. Этой мерзкой крови не будет больше в Вестеросе.

0

5

Рейгар внимательно слушал отца. Так уж сложилось, что у принца было слишком живое воображение. Он понимал, что ждет Сумеречный дол если отец реализует то, что собрался. Он понимал, что всё что он читал о правлении   с детства далеко не всегда работает на практике, и наконец он понимал, что рано или поздно ему придется увидеть смерть. Смерть многих людей. Ни одного, ни двоих, а именно многих. Это пугало юного принца. Он не привык к жесткости, и все его знания были теоретическими. Испробовать их на практике он сумел лишь не давно, и то принимал все особо важные решения при помощи малого совета.
-Отец, я понимаю ваш гнев, хоть и даже не  могу представить какие лишения вы терпели в плену, но... По мне виноваты лишь Лорд и его ближайшее окружение. Казните двух - трёх человек хватило бы. По крайней мере так написано в книгах. Там рекомендуют казнить не многих, с отлучением их семей от двора и лишением всех титулов, земель и званий. Может быть и здесь поступим так же? Это достаточно жесткое наказание на мой взгляд.
Говорил Рейгар, хоть и его голос звучал не очень уверенно. Он понимал, что отец вряд ли прислушается, понимал, но должен был попробовать, хоть то, насколько робкой и неуверенной была эта попытка  говорило о том, что принц сам не уверен в этом. Он не знал как это сработает, так как знал лишь теорию и ни что кроме неё. Подобное происходило с ним впервые.
-Я... Я... просто боюсь отец. Если мы так жестоко подавим это восстание не поднимется ли еще одно? Более организованное и мощное. Если восстания поднимаются - значит вассалы не довольны сюзереном. По крайней мере так пишут в книгах.
Говорил он, хоть и понимая что упоминание книг звучит достаточно глупо. Но он просто не знал другого.
-Отец, лорд Ланнистер и выполнял свой долг. Все эти пол года он стоял с войском в Сумеречном доле, желая высвободить вас. Он боялся штурмовать, так как Дарклин угрожал расправой над вами. Мы все боялись этого, и даже малый совет не дал лорду Ланнистеру добро на подобный шаг.
Заступился за десницу Рейгар. И хоть он не одобрял многих действий Лорда Тайвина, и его отъезд из Королевской гавани  явно превысил его полномочия, принц решил умолчать об этом. На деле же Лорд Тайвин бросил столицу без лучших воинов, и главное заменить его в управленческом плане было некому. Вот тут - то принцу и пришлось управлять государством, но сейчас он понимал, что если считать  золото, экономить на всем, обмундировать войска, и отдавать приказы он научился, то что делать в военном плане не знал совершенно. От последних слов отца Рейгара буквально  сковал страх, а ноги приросли к полу.
-Отец, подобного не было с момента высадки Эйгона. Вам не кажется что это уже слишком? Я узнавал. Мне докладывали что почти все  кто проживает в Сумеречном доле и в его окрестностях так или иначе связаны с Дарклинами. Это.. Это очень много людей. И я... Мне духу не хватит приказать подобное.
Признался в своей слабости Рейгар. Уже позже он научиться всем возможным маневрам. Пока же он не знал и не умел ничего. Уже позже он спасет ни одного человека от смерти, но вот спасти Сумеречный дол, он просто будет не в силах.

0

6

Сжечь!
Сжечь – дотла.
Эйрис внимательным взглядом усталого измождённого человека – насколько подобное вообще было возможно в случае Таргариена – следил за сыном. Старался отмечать любые детали.
Не сумел.
- Ты… изменился, сын, - тихо, но веско произнёс Король, подходя к наследнику. За тот год, что Эйрис провёл в плену у лорда Сумеречного Дола, Рейгар непозволительно быстро возмужал. Слишком быстро – как для того, чьё дело – править.
Что-то было в Рейгаре тревожное. Парадоксальное. Словно подозрение в примеси какой-то недостойной крови – хотя и быть такого не может, разумеется.
Рейгар – Таргариен, - осёк себя Король. И по праву рождения, и по крови.
В его венах – огонь.
Возможно, следовало прислушаться к словам наследника. Следовало – точно, следовало. Но Эйрис каким-то шестым или сто шестым чувством знал – это не тот момент, когда Рейгар сможет как-то на него повлиять.
Отдать должное сыну надо – он рассуждал здраво, логично и холодно. Всегда. Но сейчас в нём проснулось то, что обожали люди Вестероса и ненавидел лично Эйрис – милосердие.
- Ты слишком много перенял у матери, - проскрипел Король, положив руку на плечо сына и немного его сжав. Рейгар был всего на дюйм или два ниже Эйриса – но сейчас казался много выше. Из-за того, что Король стоял немного ссутулившись – болели рёбра и спина, и ему казалось, что он даже дышать учится по-новому.
Дышать – огнём.
- Рейла обладает слишком большим влиянием на наследника престола, - сухо отрезал Эйрис, отступая на шаг и придирчиво всматриваясь в лицо Рейгара. – А ты должен мыслить самостоятельно! Мыслить – как будущий правитель! Как – Таргариен, - прошипел Король, резко подавшись вперёд.
Между лицами отца и сына оставалось не больше трёх дюймов.
- Пламя и кровь, сын – остальное тебя не должно будоражить.
Эйрис, высказав то, что хотел, моментально перешёл из разъярённого состояния к спокойному и едва не умиротворённому.
- Ты не понимаешь моего гнева, Рейгар, - ответил Король, снова подходя к факелу и окуная пальцы в огонь. – Казнить двух-трёх человек, как это кажется правильным тебе – означает подставить Дарклину вторую щеку. Дать ему возможность…
Эйрис опускал руку ниже, ниже – пока ладонь не легла на горящие угольки, слегка опалив кожу.
Король этого не почувствовал – просто поднял ладонь к лицу и принялся её с интересом осматривать.
- Или тебе понравилось, что твой отец год пробыл в заточении?! – гневно воскликнул Эйрис, повернувшись к сыну. Черты исхудалого лица мгновенно исказила злая, неконтролируемая ярость. – Ты теперь хочешь оставить всё, как есть – но не отомстить за своего отца? Не отомстить тем, кто позарился на кровь Таргариенов? Ты был бы рад, если бы меня замучили до смерти в Сумеречном Доле, - констатировал Король с презрением. – Как… интересно.
Последнее слово Эйрис выдохнул сквозь зубы. Единственное, что удерживало его от возмездия в виде немедленного сожжения Рейгара – то, что ему огонь не навредит.
Огонь у него в крови.
- Плевать мне на восстания! – крикнул Эйрис, не помня себя от гнева. – Плевать мне на весь Вестерос – если потребуется, я выжгу в пепел и эту проклятую землю. Выпущу живой огонь – пусть он сметает всё на своём пути, пока не дойдёт до Стены. И твоё непослушание, - Король снова ухватил сына за плечо костлявыми пальцами, - я расценю как предательство.
Таргариен зло улыбнулся – хотя вряд ли улыбку можно было разглядеть за бородой и усами.
- Ланнистер обломает тебе крылья, Дракон. Ланнистер всадит нож тебе в спину – он только и ждёт, как бы убрать тебя – и меня – с дороги, - прошипел Эйрис.
-Отец, подобного не было с момента высадки Эйгона.
- Значит, будет! – перебил сына Король, сердито взглянув на Рейгара. – Будет! Во мне течёт кровь Валлирии, во мне течёт огонь, и мне решать, что к чему. Дарклинов – всех, до единого, а так же тех, кто связан с ними родственными, кровными или брачными узами – взять под стражу. И Холлардов – о да… Настал мой черёд… дёргать… за ниточки их жизней…

0

7

Рейгару с детских лет твердили, что он Таргариен, что он дракон, что в его жилах огонь. Иногда ему казалось, что он чувствует нечто подобное, иногда казалось, что он даже верит в это, но на проверку оказывалось что это не так. Кроме того, что огонь  не причиняет ему вреда,  он не испытывал больше ничего. В нём не было этой  уверенности, этой внутренней силы, которая исходила от его отца. Пока не было. Он еще не знал, как сильно измениться жизнь всего Вестероса, за какие - то три года. Он и подумать не мог, что измениться сам. Возможно, будь у него возможность вернуться в прошлое, он бы сделал бы это, но увы на данный момент ни обладал ни малейшей силой попытаться справиться с отцом. Вернее попытаться уговорить его смягчить наказания.  В Рейгаре жил страх.Он больше всего боялся разочаровать своего отца. Пожалуй больше чем даже принести страдания миллионам людей. Их он не знал. В большинстве  случаев слышал лишь имена. Под оценивающим взглядом отца Рейгару было явно не по себе.
-У меня не было другого выбора. Мне пришлось принимать важные решения, когда лорд - десница взяв армию поехал вызволять вас.
Словно оправдываясь сказал он. Пленение отца весьма перспективно отразилось на принце. Он стал куда более самостоятельным, и почувствовал вкус власти. Но сейчас, он словно снова отступил на 3-4 ступени назад. Он боялся что отец все не верно поймет, и что самое страшное для кронпринца так это и произошло. Слова отца о том, что ему должно и что ему пристало, заставила Рейгара задуматься. Задуматься о том, что может быть его милосердие губительно, и что он действительно Таргариен и ему позволено все, и волновать его должно лишь его собственные желания какими бы они не были. Принц был слишком молод. И слишком подвержен влиянию отца. Он лишь стоял и молча слушал отца. Он еще не видел признаков безумия. Сейчас ему казалось что это лишь гнев. Но то, что было дальше, Рейгар просто не ожидал. От слов отца его вдруг бросило в жар. Отец подозревал его. Его в предательстве. Рейгар упал на колени.
-Отец я бы никогда бы не позволил себе даже мыслей о предательстве. Видят Семеро, которым я молился о вашем возвращении каждый день, что я делал все для этого, и для того, что бы в ваше отсутствие Вестерос процветал.  Я сделаю все как вы скажите.
Сдался принц. Он действительно не особо доверял лорду Тайвину, но не знал его так хорошо как отец. Эту фразу отца Рейгар запомнит на долго. И будет вспоминать её спустя годы, отправляюсь к Трезубцу. Но сейчас принц лишь молчал. Молчал и смотрел на отца.
-Я сделаю все как вы скажете.
Сломлено сказал он.

0

8

- И, судя по тому, что я слышал, - негромко, вкрадчиво начал Эйрис, - ты отнюдь не безнадёжен. В твоих руках, возможно, королевство возвысится… Но откуда взялся столь заметный политический прогресс? За год, тем более. Это заговор против меня, сын? – неприятным менторским тоном поинтересовался Эйрис, словно позабыв о том, что уже задавал похожий вопрос. – Конечно, заговор, - начал бормотать король себе под нос, потирая костлявые ладони. – Одному нужна корона, второму – трон, третьему – земли... И никто не думает, никто не переживает – лишь бы козни и козни… Кровь, кровь – сжечь всех, всех – дотла…
Бормотание Короля вскоре перешло в свистящий шепот, затем и вовсе съехало на нет. Он всё так же судорожно, рвано двигался, продолжая потирать ладони – успокаивающий жест, который в данный момент не имел своей власти и силы над безумием Таргариена.
- Встань! – взревел Эйрис, увидев, как Рейегар упал на колени. – Поднимись сейчас же! – прошипел он не хуже гадюки, в миг оказавшись перед сыном. – Немедленно! Ты Таргариен, ты кронпринц, а ведёшь себя словно какой-то глупый простолюдин! Немедленно поднимись – ты слышал меня?! Таргариены не падают на колени! Таргариены не просят! И Таргариены не прощают… Пламя и кровь – да-да, пламя и кровь, сжечь их, сжечь их всех!
Вдруг ни с того ни с сего Эйрис залился сатанинским хохотом, немного отклонив голову назад. Он смеялся, пока на глазах не выступили слёзы – а затем так же быстро и обрывисто прекратил хохотать, как и начал. Он посмотрел на Железный Трон с непередаваемой ненавистью, и прошипел:
- И его – тоже – сжечь… сжечь… И вернутся в Валлирию – рок уже не властен над землями древней империи… Там драконы – драконы – и во мне кровь дракона…
Интонации сына окончательно вывели Короля из себя. Он за какие-то считанные секунды оказался около напольного факела, ухватил костлявыми пальцами пригоршню раскалённых углей и швырнул на пол. В воздухе послышался отчётливый запах горелой ткани – тлели бинты, краев которых коснулись горящие угольки.
Эйрис совершенно не обратил на это внимания. Он снова зачерпнул пригоршню угольков – ещё горящих – и поднёс их ближе к лицу.
- Сжечь их. Выжги под корень этот проклятый род! О да, - подняв голову к потолку, смаковал Эйрис, перебирая угольки, - сжечь. Но мирийку… мирийка так просто не отделается… Эту змею отправь к палачам – пусть они на площади лишат её своей природы, а затем – в огонь, в огонь, всех в огонь…
Таргариен бросил угольки – кожа на ладонях покраснела, между пальцев был заметен пепел и гарь.
А потом посмотрим…
- Прикажи алхимикам приготовить столько живого огня, сколько возможно в такие краткие сроки – я предам огню все земли Дарклинов. И их – всех – тоже.

0

9

Рейгар чувствовал, что с каждой минутой воздух зала словно накаляется. Он не мог расслабиться ни на секунду. Отец словно был чужим человеком. Вернее вроде бы все было почти так же, но вместе с тем все изменилось. Сейчас принц даже подумать не мог, что все это лишь первые ласточки, а дальше будет только хуже. Пока он лишь надеялся, что это устрашающие маневры, и  его король - отец лишь грозиться.
-Отец вам везде мерещатся заговоры. Подумайте сами. Я  почти год был вынужден управлять королевством. Да не сам, да при помощи малого совета, который научил меня многому, но... Все  же я был вынужден вникать во все детали, даже самые мелкие. Так что я думаю, что еще малому научился. Могло бы быть куда лучше. Так как куда стремиться мне есть.
Ответил ему Рейгар. Вот тут разразилась настоящая буря. Принц все еще стоял на коленях, что  совсем не понравилось отцу. Рейгар покорно встал.
-Вы правы, отец. Мне не стоило этого делать.
Лишь сказал он, а сам подумал: Видимо не стоило. Рейгар был не уверен ни в чем. Ему казалось, что сейчас он не старше Визериса. По крайней мере он сейчас себя таковым ощущал.  Он за несколько минут разговора с отцом растерял всю ту уверенность, которую приобрел за этот год. Он понял, что с возвращением отца, его обучение закончится. Что отец не позволит малому совету и дальше обучать его, и что теперь скорее всего будет сам заниматься этим. Только вот уроки будут совсем другими. Рейгар свято верил в то, что подобное настроение лишь последствия плена, и что завтра все будет хорошо. Он верил в светлое будущее, так как пока был не готов поверить во что - то  еще. А далее началось то самое безумие, что было несколько минут назад. Отец впервые заговорил о Валлирии и истоках. И о том, что все здесь надо сжечь. Рейгар лишь слушал его. Он не знал, что и как ему делать, посему решил, что пока сделает так как ему говорит отец.
-Отец, живой огонь есть только в этом зале для поддержания тепла и больше негде. Когда вас не было, алхимики прекратили свою работу.
Робко сказал он.
-Конечно, они получали  своё золото, но... Я думаю, что сначала надо изготовить живой огонь.
Рейгар лично отдал этот приказ. Поэтому не пытался никого оговорить. И если бы отец спросил его, то Рейгар бы признался в этом своем проступке. Малый совет не  сказал ему ни слова относительно алхимиков. Сам же принц рассчитывал, что пока живой огонь будет изготавливаться, к отцу вернется его прежнее здоровье, и он откажется от этой идеи.

0

10

Ответ Рейегара только разозлил Эйриса.
- Мне не мерещатся заговоры, сын, - украдкой оглянувшись, прохрипел Король. – Мне ничего не мерещится – я уверен, что заговоры плетутся за моей спиной! И за твоей, кстати, тоже, - уже менторским тоном закончил Таргариен.
Пожалуй, тот факт, что он абсолютно не управлял сменой настроений, был правдой – Король сам соглашался с такой правдой. Но, вопреки здравому смыслу, не видел в этом ничего плохого. В конце концов, он – правитель Вестероса. Кто будет ему указывать?
- Ты вынужден был вникать во все детали, - передразнил сына Эйрис с презрительным выражением лица. Он нервно дернул себя за бороду – словно пытался распутать узелок, но вдруг решил его оторвать – и недоверчиво посмотрел на Рейегара.
- Совет – сборище глупцов! – отрезал Таргариен, гневно сузив глаза. – Не поддавайся на их мелкие и жадные провокации, и тем более – на их лесть. Это черви и мерзавцы, а ты – кровь и огонь.
Неужели… неужели – да, точно, эти отродья повлияли на сына он порой так впечатлителен, так меланхоличен… И зачем? И Рейла… Боги, Рейла, ну почему он так на неё похож?!
Следующие слова Рейегара на несколько минут повергли Короля в полнейший шок.
- Что значит – прекратили работу?! Прекратили?! – завопил Эйрис, ударяя по наполному факелу – основание из кованого металла перевернулось, плоская жаровня с грохотом упала на пол – эхо ещё долго гуляло по тронному залу, а угли тут же начали тлеть и таять черным дымом.
- Прекратили! Прекратили! Да как они посмели?! – взбешенный, Таргариен даже не замечал, что мечется от одной стены зала к другой, постоянно поправляя волосы или бороду, потирая ладони, цепляя длинными ногтями перевязку бинтов на предплечьях и кистях. – НЕ БЫЛО ТАКОГО ПРИКАЗА!
Взвыв, как раненый зверь, Эйрис схватил подставку для цветов и что было силы швырнул ею об стену. Гулкое эхо заиграло точеными переливами, отшлифованные ноты искажались, отражаясь от высоких стен и терялись где-то вдали.
- Я их сожгу, я их уничтожу – у-нич-то-жу! Мерзкие, гнилые создания, посмевшие пойти наперекор моей воле! – бесновался Эйрис. – О, они получат сполна – все, все получат сполна!
На этих словах Король зашелся сатанинским хохотом, который, впрочем, очень быстро перешел в надсадный кашель.
- Ничего,- бормотал Таргариен, утирая рот рукавом, - ничего… пока что я король, они узнают гнев дракона… нет! – Эйрис развернулся к сыну и отчётливо произнёс: - Отдай немедленный приказ создать как можно больше – слышишь?! – живого огня. Столько, сколько могут – и ещё больше. Сумеречный Дол погибнет в огне, погибнет в пепле – и Дарклины поплатятся за свою измену… смерть! Смерть! О – и Холларды… Холларды не сбегут… Я их… Холлард поплатится…
Эйрис подошел к Железному Трону и стало опустился на него. По пальцам левой руки текли маленькие ручейки крови – наверное, швыряя предметы, он перенапряг руки, и раны снова открылись.
Ничего. В его крови – огонь.

0

11

Рейгар попросту застыл в недоумении. Он не знал что и как ему сейчас делать, и просто как завороженный следил за отцом. Такого он еще не видел. Больше всего сейчас отец напоминал ему раненного зверя, который в агонии совершает неконтролируемые поступки. Сейчас король не замечал ничего кроме своей ярости и обиды на Сумеречный дол. Рейгар же понимал, что убить всех возможно и выход, но далеко не  самый лучший. Далеко не самый что ни на есть  гуманный. Но так же принц прекрасно понимал, что слушать его в этих вопросах попросту никто не станет. Он просто стоял и смотрел за происходящим, не в силах сдвинуться с места. Он не знал что сейчас делать. Он так хотел показать отцу, что он многого достиг, но сейчас он понял, что тот вряд ли оценит это. Рейгар впервые за все время пребывание отца в замке после плена с грустью осознал, что как раньше уже не будет, и что отец просто не позволит ему остаться незапятнанным, и что теперь время расплачиваться за его высокое происхождение. Он понимал, что мог бы попробовать сделать что - то, ну или хотя бы попытаться, но увы и ах, сейчас у него попросту не хватило на это сил. Да и что терять у него уже было. Так что принц лишь стол и смотрел за отцом, который не мог успокоится. И хуже того, что Эйрис сумел навредить себе. Он сорвал повязки, и теперь его раны кровоточили. Когда королю все же удалось успокоится, Рейгар приблизился к трону.
-Я немедленно пошлю за лекарем, и он окажет вам помощь.
Сказал Рейгар и поспешно покинул зал. В его ушах до сих пор стоял голос отца и его безумный смех. Найдя лекаря, и отправив его в тронный зал, он отдал приказ короля гильдии алхимиков, а сам удалился в самое северное крыло замка, где оборудовал для себя излюбленное место отдыха. Там была его библиотека и арфа. Читать он сейчас был не в состоянии, но вот музыка позволила ему не думать о том, что он только что сделал, хоть и предчувствия и ощущение того, что он поступил не верно, и его поступок может оказаться роковым не покидали его.

0


Вы здесь » Вестерос: Харренхольский турнир » Водоворот времен » Смерть предателям


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC